Кларксон о терроризме

13-12-11 | Топ Гир

Я надеялся, что в этот самый момент, когда вы прочитаете это, я буду выступать на шоу TopGear в Австралии или Новой Зеландии. Но, скорее всего, я сейчас нахожусь в аэропорту Хитроу и прохожу процедуру досмотра сканером, в то время как кучка охранников хихикает над моим достоинством.

При мне, конечно, не будет ни обуви, ни ремня, ни ноутбука, ни зубной пасты, ни дезодоранта и, теперь, когда нигерийский мальчишка доказал, что можно прятать взрывчатку между ягодиц, ни трусов. И за право испытать это унижение я должен выстоять очередь, которая протянулась до Макклсфилда.

Конечно, если бы до Австралии можно было доехать - а Джеймс так и планировал прежде, чем я указал ему на голубые места на его особом глобусе - я бы так и сделал. Потому что на автомобиле можно поехать тогда, когда этого хочется, от него не бывает тромбоза вен и вам не придется сидеть в нем рядом с толстяком. Если я вас не подвожу.

К тому же, не нужно тратить три часа, чтобы загрузить вещи в багажник - если вы не Колин Руни с его Hillman Imp, конечно - и вам не предлагают купить часы, калькулятор для курсов валют или какую-нибудь книжонку, пока вы стоите в очереди и ждете, чтобы это сделал кто-то еще.

Список вещей, которым я позволяю находиться в моем автомобиле, включает дартс, оружие, бейсбольные биты, баллончик со слезоточивым газом, печи для кемпинга и музыкальные инструменты. Ничего из этого не разрешено возить в самолетах. И если вы пошутите про терроризм, пока я вас подвожу, я посмеюсь. И не посажу вас в тюрьму.
Ненавижу аэропорты.

Мне хотелось бы, чтобы существовала авиакомпания под названием "Вива Риск Эйр". Она ба работала по такому принципу: вы подъезжаете к самолету, занимаете свое место без каких бы то ни было проверок и взлетаете. Взорвется так взорвется, это бы того стоило.

Однако, к моему сожалению, никто такого не придумал, а это значит, что мы вынуждены терпеть глупые – и бессмысленные – осмотры прежде, чем сесть на самолет. И с этим не поспоришь. Бессмысленно.

В былые времена вас сканировали, чтобы убедиться, что при вас нет пистолета или меча, чтобы захватить самолет, но эти меры не делали ничего, чтобы остановить тех, кто думал, что, совершив самоубийство, они получат молочно-медовую жизнь с миллионами весталок-девственниц. Другими словами, металлоискатель не делает ничего, чтобы остановить обычного террориста-смертника.

Так что после 11 сентября 2001 года, нам уже не разрешают садиться на самолет с битой или ножницами. А потом появился Ричард Рейд с его удивительной взрывающейся обувью, и мы вынуждены были снять шлепанцы и сложить туалетные принадлежности в прозрачный полиэтиленовый пакетик.

Потом был этот нигериец со своей седалищной бомбой, так что мы теперь должны показывать охранникам свои гениталии. И это будет продолжаться вечно. Американцы что-нибудь ограничивают. Террористы находят способ обойти это ограничение. Потом американцы и террористы придумывают что-нибудь другое.

Между тем, нам с вами приходится проходить регистрацию за 16 дней до запланированного вылета, чтобы миллион человек в ярких куртках могли задать свои дурацкие вопросы и исследовать каждую нашу пору. Я просто выразить не могу, как это глупо.

По моим оценкам, в ближайшие 10 лет я потрачу 1800 часов на очереди в аэропортах. Это 75 украденных дней из-за идеи, что террористов можно держать подальше от самолетов. Нельзя. Конец.

Но это еще не конец. Подумайте: вас же не проверяют прежде чем вы садитесь на поезд. Если подумать об этом, почему нет?

Правильно расположенная бомба на междугороднем экспрессе может спровоцировать не только уничтожение самого вагона, но и повлечь много смертей из-за схода поездов с рельсов. И в отличие от самолета, который обычно падает где-то далеко, в море, крушение поезда видят все. Это можно снять на камеру. Это можно показать в новостях. С точки зрения количества жертв и PR, бомба в поезде намного более эффективна для террористов, чем бомба в самолете. Вы это знаете. Я это знаю. И правительства знают. Но все равно мы можем весело сесть в ночной экспресс в Эдинбург без всяких забот.

И ведь правда, для достижения максимального эффекта, террористы могут вызвать еще больший хаос, если они забудут об общественном транспорт и перейдут к дорогам.
Я знаю, что BBC – та, которая издает журнал TopGear – сейчас поощряет обращение к регионам, и что для примера я должен выбрать что-нибудь вроде Барнсли или Бомбей. Но боюсь, что я плохо знаю Барнсли или Бомбей, так что давайте придерживаться Лондона.
Представьте себе, хоть на мгновение, что пришлось перекрыть эстакаду Hammersmith, там, где она пересекает Бродвей. Это было бы отделило Лондон от M4. Теперь давайте подумаем об аналогичной проблеме милей севернее, на возвышенной части A40. Еще один инцидент на Brent Cross, который служит Лондону чем-то вроде пупка с пуповиной в виде М1, и все. Никто не сможет попасть в одну из важнейших столицы Европы.

Если, конечно вам не нужно в Эссексе. Или в Кент. А кому туда нужно?

Вы можете хотя бы представить, что случилось бы, если бы Лондон был отрезан от основного аэропорта и миллионы человек не могли бы утром попасть на работу? Это был бы один из крупнейших ударов в истории терроризма, и я не единственный человек в мире, кто думал об этом...

Но трясутся ли ваши колени, когда вы едете по тем эстакадам в Лондон? Вы хотите, чтобы там были пункты пропуска и сканеры? Нет. Вы просто едите дальше, слегка жалуясь на автобусы и слушая Криса Эванса для того, чтобы отвлечься от движения.

А я всего лишь говорю о безопасности. Представьте себе реальные бомбы. Представьте, если бы эти эстакады были разрушены. В нормальной стране их бы снова построили за несколько недель, но здесь же нужно сначала все выяснить. Люди из организаций по охране природы будут настаивать на том, чтобы каких-то жуков-аборигенов сначала перенесли в другое место до начала ремонтных работ. Никаких бюджетов бы на это не хватило. Были бы впустую потрачены миллиарды. Прошли бы годы. И Лондон бы на этом кончился. Кончился из-за трех маленьких бомб, которые можно взорвать посреди ночи и не навредить ни одному человеку.
Я думаю, что спецслужбы знают о последствиях такой атаки. Я также думаю, что они могут представить себе больше научных способов и знают места, где можно нанести еще больший урон. И что они делают по этому поводу?

Так, я езжу вниз по М1, М40 и М4 в Лондон довольно часто, и кроме нескольких шатких камер видеонаблюдения, которые в основном предназначены для ловли мелких правонарушителей, нет никаких доказательств какой-либо безопасности.

Меня это не волнует. Я не хочу, чтобы на дорогах было больше таких камер. И при этом я не призываю ужесточить меры безопасности на поездах. Нет, я просто обращаю ваше внимание на другие возможные цели, которые показывают, что ситуация в аэропортах абсурдна и смешна.

Это также непродуктивно. В конечном счете, единственный путь победить терроризм – это игнорировать его. Если вы будете реагировать на каждый крошечный укол, бегать, размахивая руками, и орать, то эти идиоты будут знать, что они до вас достучались.
Если вы парализуете мировые аэропорты, то они поймут, что не просто достучались до вас.
Они побеждают.

28 сентября 2010

Автор: Джереми Кларксон

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.8 (18 голосов)

ЧИТАЙТЕ также по теме:
В прошлом месяце, 28 июня, BBC Two показал финальный 22 эпизод последнего сезона нашей любимой программы Top Gear. Эта серия примечательна тем, что это последняя возможность увидеть вместе ее неподражаемых ведущих:...
Джеймс Мэй подумывает о покупке Volvo. Говорит, что это как поход к дантисту – что-то, что всё равно необходимо когда-то да предпринять, просто собрать волю в кулак и пойти.
Под полосатым джемпером – чертовски надёжный парень.
Абракадабра! Плащ-невидимка для миллионеров
Сельский крестоносец

Комментарии

Отправить комментарий